Интернет-магазин косметики с доставкой по России и всему миру!

На рынке с 1997 года

8 (495) 504 80 63

8 (800) 707 07 32

Корзина пуста

Обзор по консервантам в косметической продукции

Обзор по консервантам в косметической продукции

 

На вопросы про консерванты в косметике отвечает Елена Красней, главный технолог СОАО "Парфюмерно-косметической фабрики "Модум - наша косметика""


Пожалуй, лет пятнадцать-двадцать назад применение консервантов в косметике было чем-то совершенно рутинным и само собой разумеющимся. Консерванты считались обычными компонентами, необходимость их не ставилась под сомнение, и сами они не были объектом, к которому так старательно привлекается внимание общественности, как сейчас. Ситуация начала меняться в девяностые, с вступлением в силу требования указывать ингредиентный состав в маркировке продукции. По времени это совпало с подъемом общественного экологического движения и появлением многочисленных инициативных групп, к сожалению, не всегда достаточно образованных в вопросах токсикологии и оценки риска [1], но всегда исключительно инициативных. Доступность информационных технологий тоже сыграла свою роль: в результате распространения информации – и, увы, дезинформации – консерванты стали средством запугивания покупателей. А если есть средство, всегда найдутся и те, кто им воспользуется. Ведь вы заботитесь о своем здоровье, верно? Так с какой же стати вам покупать шампунь или крем, в который производитель – истинное воплощение мирового зла – напихал зачем-то мерзких консервантов?! Какое счастье, что вас вовремя предупредили и рассказали, что они токсичны и канцерогенны! И теперь уже ваша очередь спасти человечество, поведав об этом своим друзьям и знакомым и вскрыв очередной заговор индустрии красоты.

В результате этой масштабной общественной деятельности, порой не подкрепленной серьезными доказательствами, "черный список" консервантов все ширился и рос, рынок чутко реагировал на изменения в настроении покупателей, в результате чего появились и альтернативные консерванты разной степени натуральности, которые как бы и не консерванты вовсе, и даже тренд "совсем без консервантов", от лайт-версии вплоть до полного отрицания косметики промышленного изготовления. Выбор доступных ингредиентов все сужался, причем даже не столько в результате новых данных по токсикологии и безопасности, сколько в угоду рынку. Покупатель хочет "без"? Значит, нужно следовать его желанию, и неважно, насколько оно обоснованно, иначе просто проиграешь: ведь успешнее всех будет не тот, кто пытается переучить или переубедить, а тот, кто предоставляет желаемое. Увы, в нашей отрасли коммерческий успех и просветительская деятельность суть вещи даже более несовместные, чем гений и злодейство.

Не хотите ли поговорить об этом?.. 



Для чего нужны консерванты


Консервант – это ингредиент, предохраняющий косметическое средство от порчи, в первую очередь – от порчи микроорганизмами. Его основная, если не единственная, функция состоит в том, чтобы сдерживать рост микробов в продукте, как при хранении, так и на всем протяжении использования. Практически все косметические средства содержат определенное количество воды и – что немаловажно – питательных веществ, что делает их благоприятной средой для роста микроорганизмов. Микробное заражение может происходить на любом этапе, от производства до использования. Такая вроде бы незаметная роль в действительности оказывается очень важной. В самом деле, что толку в самых эффективных и полезных активных компонентах, если они содержатся в средстве, которым неприятно пользоваться из-за изменения консистенции и запаха, которое может повредить вашему здоровью из-за микробного заражения?

Безусловно, степень и род опасности зависят от того, какими именно микроорганизмами заражен продукт. Бактериальное заражение считается наиболее значимым фактором риска развития симптомов контактного дерматита и других кожных реакций, поскольку оно часто незаметно ни внешне, ни по запаху. Особенно опасно использование такой косметики для людей с ослабленным иммунитетом: повреждения кожных покровов могут стать воротами для инфекции. Разумеется, инфицирование в результате использования косметики – крайняя ситуация, и в литературе описано очень немного случаев четкой причинно-следственной связи между использованием косметики, зараженной микроорганизмами, и негативными последствиями для здоровья тех, кто этой косметикой пользовался, но подобные варианты развития событий нельзя игнорировать.

К тому же, помимо устранения прямого риска для здоровья покупателей, применение консервантов защищает производителя и от финансовых рисков: зараженная продукция – это не только прямые потери сырья, упаковки, трудозатрат и прибыли, но и убытки, связанные с отзывом продукции с рынка, компенсацией ущерба, проведением дополнительных испытаний, не говоря уже о негативном имидже. Даже наиболее циничный производитель вряд ли проигнорирует такие факторы.

В настоящее время использование консервантов в косметике – объект законодательного регулирования. В соответствии с законодательством многих стран и регионов, консервантом считается только тот ингредиент, который входит в список разрешенных консервантов. На сегодняшний день в приложении V к Регламенту ЕС по косметике насчитывается 58 позиций, причем для всех консервантов указаны максимально допустимые концентрации, а также, где это применимо, ограничения по использованию и обязательные предупредительные надписи, которые следует выносить на этикетку.

Рассмотрим наиболее часто применяемые консерванты несколько подробнее.


консерванты 2.jpg



Парабены


Парабены – эфиры n-гидроксибензойной кислоты. Они обладают хорошей фунгицидной активностью, но сами по себе не обеспечивают серьезной защиты от бактерий. История применения парабенов в косметике насчитывает более 80 лет, и, пожалуй, до сих пор это наиболее мягкие по отношению к коже консерванты: случаи аллергических реакций на парабены редки.

Предубеждения против использования парабенов начались с исследования 1998 года, в котором была обнаружена слабая эстрогеноподобная активность некоторых парабенов. Но настоящий всплеск парабенофобии породила в 2004 г. публикация группы Филиппы Дарбре, в которой говорилось об обнаружении парабенов в раковой опухоли груди – не о канцерогенности, а просто о наличии (впрочем, нет ничего удивительного в том, что липофильные соединения могут быть обнаружены скорее в жировой ткани, а не в межтканевой жидкости). Тем не менее, нашлись желающие развить идею и сообщить общественности о якобы обнаруженной связи между использованием парабенов и риском развития рака. Так консерванты, которые до тех пор считались самыми безопасными и хорошо переносимыми, оказались фактически вне закона, причем вовсе не с точки зрения закона, а с точки зрения общественного мнения. И это несмотря на многочисленные вопросы к методологии исследования Дарбре (в частности, отсутствие данных о контрольных уровнях парабенов в здоровой ткани и доказательств их опасности) и спорность заключений о вреде парабенов…

Эстрогеноподобная активность парабенов фактически в 10-100 тысяч раз ниже, чем у эстрадиола. В тех концентрациях, в которых они применяются в косметике, чисто биологически невозможно, чтобы парабены представляли собой сколь-либо значимый фактор риска в протекании процессов, в которых задействованы эстрогены, включая влияние на мужскую репродуктивную функцию или раковые опухоли груди.

Существуют тысячи веществ, как синтетических, так и встречающихся в природе, которые обладают некоторой гормоноподобной активностью. Например, соя содержит относительно "сильнодействующие" компоненты с эстрогеноподобным действием, которые прекрасно подходят под определение "эндокринных разрушителей". Но при этом для населения Дальнего Востока, которое традиционно употребляет в пищу большое количество сои, характерна как раз небольшая частота случаев рака груди и репродуктивных органов по сравнению с жителями Европы и США, хотя некоторые злокачественные опухоли эстрогенозависимы. Природные эстрогеноподобные соединения содержатся в клевере, хмеле, брюссельской капусте, вине, грецких орехах, семенах льна и другой растительной пище. Фитоэстрогены сои, как было показано экспериментально, способны негативно влиять на репродуктивную функцию у подопытных животных, но доказательств, что они представляют риск для здоровья человека, нет. Напротив, они как раз пропагандируются как полезные добавки в период менопаузы, хотя именно в это время угроза развития рака груди, который может быть чувствительным к гормональной стимуляции, выше.

В октябре 2011 года, фактически под давлением общественного мнения, в Дании в качестве меры предосторожности было запрещено использование парабенов во всех косметических средствах, предназначенных для детей в возрасте до трех лет. Это подтолкнуло Научный комитет по безопасности потребителей при Еврокомиссии (SCCS) к повторному анализу имеющейся на тот момент информации по токсикологии парабенов. Согласно заключению SCCS, парабены, за исключением использования в кремах под подгузник, были признаны не представляющими опасности для детей любых возрастных групп. Относительно изопарабенов, бензилпарабена и пентилпарабена было отмечено, что данных по их токсикологии недостаточно, чтобы провести оценку риска, и по этой причине предложено исключить эти ингредиенты из числа разрешенных консервантов и перенести в список запрещенных веществ [2] .

Аналогично, независимый экспертный совет по косметическим ингредиентам США (CosmeticIngredientReviewexpertpanel, CIR) в том же году повторно рассмотрел ранее вынесенное заключение по безопасности парабенов и снова подтвердил их безопасность.

При повторном анализе информации по парабенам в 2013 г. подчеркивалось, что токсикокинетика парабенов у человека и крыс (основных подопытных животных, на которых производились исследования токсикологии парабенов) существенно различается. Общее заключение SCCS осталось неизменным, хотя и было рекомендовано снизить верхний предел разрешенных концентраций для пропил- и бутилпарабена и запретить применение этих двух консервантов в кремах под подгузник [3], но не по причине чрезвычайной опасности этих веществ, а потому, что нельзя исключить некоторый риск ввиду особенностей метаболизма детей до 3 лет и высокой вероятности повреждения кожи в этой области, причем ограничение это установлено на основании предположения о наихудшем варианте развития событий. Метил- и этилпарабены по-прежнему вне подозрений.

Между тем группа Филиппы Дарбре не прекращает искать доказательства против парабенов. Однако их исследования по-прежнему содержат больше вопросов, чем ответов, и выводы по-прежнему нельзя назвать однозначными и безупречными. Например, в публикации 2013 года демонстрируется, что парабены могут индуцировать рост в культуре раковых клеток. Но это вовсе не доказывает, что парабены в составе косметики способны вызывать рак. Дело в том, что некоторые растения, безопасность которых в составе косметических средств не ставится под сомнение (например, женьшень, дудник китайский) тоже индуцируют рост раковых клеток. Очевидно, что делать какие-либо выводы о канцерогенности на основе подобных исследований нельзя.

В настоящее время в связи с запретом на использование нескольких консервантов, ранее преподносившихся как безопасная альтернатива парабенам, многие производители осторожно возвращаются к этим надежным и проверенным ингредиентам [4]. Не исключено, что ренессанс парабенов еще впереди… 



Доноры формальдегида


Еще одна группа консервантов, которую часто критикуют, хотя и чуть меньше, чем парабены – это доноры формальдегида. Примеры консервантов этой группы – DMDMHydantoin, ImidazolidinylUrea, DiazolidinylUrea, SodiumHydroxymethylglycinate. В большинстве случаев это бактерициды, хотя гидроксиметилглицинат натрия и обладает широким спектром активности. В ходе хранения они постепенно высвобождают очень небольшие количества формальдегида (так называемое контролируемое высвобождение). Поскольку формальдегид признан Всемирной организацией здравоохранения канцерогенным для человека, это действительно заставляет людей нервничать. Однако формальдегид канцерогенен только в виде паров, при вдыхании довольно высоких доз, а не при проникновении через кожу и не в той концентрации, которая характерна для косметики, содержащей консерванты этой группы. Тем не менее, существует законодательное требование наносить предупредительную надпись "Содержит формальдегид" на упаковку косметики, в которой использованы эти консерванты, при условии, что концентрация формальдегида в продукте превышает 0,05 %. Интересно, что гидроксиметилглицинат натрия выделяет формальдегид не постоянно и лишь при определенных условиях. В общем случае содержание формальдегида в конечном продукте с этим консервантом составит не более 0,005%, даже если использовать консервант в максимальной концентрации.

Результаты опубликованного в этом году исследования содержания свободного формальдегида методом ЯМР-спектроскопии на ядрах углерода-13 свидетельствуют о том, что в косметических средствах, содержащих максимально допустимые концентрации ДМДМ гидантоина, имидазолидинилмочевины или диазолидинилмочевины, не превышают 0,15ppm (0,000015 %). В ходе хранения она либо остается стабильной, либо даже несколько снижается, причем во всех случаях самые низкие концентрации были установлены для имидазолидинилмочевины. Это означает, что ни с одним из этих консервантов в максимальной дозировке не был достигнут уровень содержания формальдегида, требующий вынесения в маркировку предупредительной надписи. Эти данные по порядкам величин не противоречат опубликованным ранее, в 2009 г., результатам оценки содержания формальдегида в косметике другими методами. Но проверку рецептур на содержание формальдегида это все равно не отменяет: правила есть правила, и их собюдение – необходимое условие безопасности.

Если принимать во внимание данные по концентрациям, то получается, что делать вывод о токсичности или канцерогенности доноров формальдегида вряд ли обоснованно. Однако следует отметить, что эти консерванты могут выступать в качестве контактных аллергенов – в гораздо меньшей степени, чем тиазолиноны, но все же могут. Особенно чувствительны к этим консервантам те, у кого были случаи аллергии на формальдегид.


Бронопол


Бронопол – довольно популярный консервант широкого спектра действия, что позволяет использовать его в некоторых составах в качестве единственного консерванта. Он эффективен в низких концентрациях; как правило, применяемые в косметике дозировки ниже максимально допустимого предела в 0,1%, установленного законодательством.

Механизм антимикробного действия бронопола достаточно сложен, и, как правило, его не связывают с выделением формальдегида. Именно поэтому считается, что классифицировать этот консервант как типичный донор формальдегида – ошибка. Тем не менее, нельзя отрицать, что формальдегид при разложении бронопола все же образуется, и наличие перекрестной чувствительности к бронополу при установленной аллергии на формальдегид имеет место. Однако выделение формальдегида происходит не с одинаковой скоростью и не в одинаковом количестве в различных условиях.

Основные факторы, влияющие на деструкцию бронопола – рН, солнечный свет и температура. Установлено, что при добавлении лимонной кислоты, снижающей рН, разложение бронопола в водных растворах замедляется, что вполне закономерно, а повышение температуры и воздействие солнечного света увеличивает скорость разложения. Эти факты учитываются при составлении рецептур.

Количественных данных по деструкции бронопола немного – куда меньше, чем по типичным донорам формальдегида, но они все же есть; выше всего концентрации формальдегида в щелочных составах, что вполне закономерно, но и они не настолько высоки, чтобы вызывать опасения или выносить в маркировку предупреждающую надпись о наличии формальдегида. Диапазон рН от 5 до 6 можно считать вполне благоприятным и для поведения консерванта, и для кожи.

Бронопол, как и другие консерванты, может стать причиной развития симптомов контактного дерматита, но к числу лидеров он в большинстве случаев не относится, скорее к аутсайдерам. Иная ситуация наблюдается разве что при серьезных кожных заболеваниях – таких, как хроническая экзема или атопический дерматит, при которых нарушена нормальная барьерная функция кожи, а частота использования специальных косметических средств, предназначенных для облегчения симптомов, увеличена, что приводит к повышению риска развития сенсибилизации. Но специфика аллергических реакций на бронопол обусловлена не формальдегидом, а другими продуктами его распада – такими, как 2-бромэтанол, 2-бром-2-нитроэтанол и бромнитрометан.

Связь между использованием бронопола в косметике и потенциальной возможностью образования канцерогенных нитрозаминов теоретически существует (а при несоблюдении установленных мер предосторожности может и реализоваться практически), но для того и вводятся ограничения, чтобы минимизировать эти риски [5]. Нитрозамины встречаются в окружающей среде чуть ли не повсюду; более того, они образуются в пищеварительном тракте человека в результате реакции между вторичными аминами или амидами и нитрит-ионами. Бронопол сам по себе не является нитрозирующим агентом, но в условиях, при которых он разлагается (щелочная среда и/или повышенная температура) он может высвобождать нитрит-ионы, потенциально способные продуцировать нитрозамины – если будет из чего, потому что для этой реакции одного лишь нитрита недостаточно. Соответственно, бронопол не используется там, где существует риск образования нитрозаминов, а косметическое сырье, которое может содержать следовые количества вторичных аминов или амидов, проходит тщательную очистку и жесткий контроль. Исследования показывают, что эти меры достаточны для обеспечения безопасности: современные лаборатории располагают очень чувствительными методами обнаружения нитрозаминов.


Тиазолиноны

Представители этой группы консервантов, разрешенные для использования в косметике – Methylchloroisothiazolinoneи Methylisothiazolinone. По прочим характеристикам эти консерванты почти идеальны: работают в очень низких концентрациях и в широком диапазоне рН, обладают широким спектром эффективности, с ними легко работать, проблем несовместимости и инактивации другими ингредиентами рецептуры практически не бывает. Эти свойства, а также предубеждение общественности против парабенов послужили причиной роста частоты их использования в косметике в качестве альтернативы. И, если метилхлоризотиазолинон еще вызывал некоторые сомнения из-за тенденции к сенсибилизации, то его нехлорированный "собрат" широко пропагандировался как очень безопасная и мягкая альтернатива консервантам, против которых был настроен потребитель. Даже немецкий журнал ÖkoTest, регулярно публикующий рекомендации для потребителя, в том числе и по выбору косметической продукции, с его недвусмысленной предубежденностью против синтетических ингредиентов, не снижал оценку косметическим средствам за то, что они содержали метилизотиазолинон. Однако именно активное использование этих консервантов взамен парабенов и доноров формальдегида, как совместно, так и по отдельности, со временем породило большое количество серьезных аллергических реакций на продукцию с тиазолинонами, что и привело в конечном итоге к их запрету для использования в качестве консервантов для несмываемой косметики в странах ЕС. Более того, SCCS сейчас предлагает существенно снизить максимально допустимую концентрацию метилизотиазолинона и в смываемых средствах – со 100 ppm до 15 – по той же причине. В настоящее время тиазолиноны считаются, пожалуй, самыми аллергенными консервантами из разрешенных в косметике. 


Феноксиэтанол

 
Феноксиэтанол, как и парабены, встречается в природе – его можно обнаружить в составе некоторых цветов и ягод, а также в зеленом чае, хотя в составе косметики применяется, конечно же, синтетический феноксиэтанол: извлекать его из природного сырья экономически нецелесообразно.

Этот консервант принадлежит к семейству эфиров гликолей и активен главным образом против бактерий, в том числе и грамотрицательных. Использование феноксиэтанола в косметике началось в пятидесятых годах прошлого века, так что история его применения лишь немногим короче, чем у парабенов. Он совместим с большинством косметических ингредиентов косметики и разрешен для использования как в смываемых, так и в несмываемых средствах, достаточно стабилен и эффективен в широком диапазоне рН.

Профиль безопасности феноксиэтанола изучен достаточно хорошо. В целом он не раздражает кожу, не фототоксичен, не является сенсибилизатором, у него отсутствует генотоксичность. Тем не менее, у некоторых людей он может вызывать побочные эффекты, включая дерматиты или ухудшение течения кожных заболеваний – таких, как экзема. Однако такие случаи достаточно редки, что позволяет считать риск применения феноксиэтанола минимальным.

В 2011 г. французское Национальное агентство по безопасности лекарственных средств и изделий медицинского назначения издало отчет по исследованию безопасности феноксиэтанола. В отчете содержалось заключение о том, что максимально допустимая концентрация феноксиэтанола в детской косметике должна быть снижена с 1% до 0,4%, а в средствах, предназначенных для области подгузников, применять его вообще нельзя. Однако в оценке риска были допущены расхождения с принятыми в ЕС нормами и руководящими указаниями SCCS, так что Еврокомиссия не сочла это заключение достаточным основанием для введения законодательных ограничений на использование феноксиэтанола, хотя работа по оценке риска для этого консерванта не прекращается.

В качестве возможной альтернативы феноксиэтанолу в настоящее время предлагается бензиловый спирт, а также фенилпропанол и фенэтиловый спирт (впрочем, все они тоже небезупречны с точки зрения аллергенности). К сожалению, два последних ингредиента как консерванты пока изучены недостаточно, к тому же имеют довольно существенный для косметического ингредиента недостаток: не слишком приятный и довольно сильный запах, который практически невозможно замаскировать отдушкой.


Органические кислоты и их соли


К этой группе относятся такие консерванты, как SorbicAcid, BenzoicAcid, DehydroaceticAcid, SodiumBenzoate, PotassiumSorbate, SodiumDehydroacetate. Разумеется, не все органические кислоты способны выступать в роли консервантов для косметики. Главным образом это липофильные соединения, малорастворимые в воде, с невысокой степенью диссоциации. Соли этих кислот растворяются в воде легко, поэтому часто применяются для ускорения процесса внесения и равномерного распределения консерванта по всему объему продукта, но антимикробным действием обладают только недиссоциированные кислоты, поэтому при использовании солей продукт подкисляют. Соответственно, такие консерванты имеют достаточно жесткое ограничение по рН, при котором они могут защитить продукт. Чем ниже рН, тем выше содержание недиссоциированной кислоты.Однако понижать рН косметического средства можно лишь до определенного предела, иначе оно будет раздражать кожу. В итоге оптимальное для кожи значение рН составов с этими консервантами, при котором они способны выполнять свои функции, как правило, около пяти.

Органические кислоты – хорошие фунгициды, но их антибактериальное действие довольно слабое, вследствие чего без поддержки других консервантов эти консерванты применяют редко. Сорбиновая и бензойная кислоты встречаются в природе, в частности, в ягодах (рябина, брусника, клюква); бензойная смола, выделяемая деревьями рода стираксовых, содержит до 20% бензойной кислоты. Видимо, по этой причине, а также потому, что эти консерванты разрешены экостандартами для использования в натуральной и органической косметике, многие потребители считают их натуральными. В действительности же, как и в случае с феноксиэтанолом, выделять органические кислоты из природного сырья нецелесообразно, поэтому в составе косметики применяются кислоты (и их соли) синтетического происхождения [6]

Сорбиновая кислота и ее соли достаточно стабильны в сухом состоянии, но в водных системах они постепенно окисляются. Окислительная деструкция сорбиновой кислоты приводит к образованию различных соединений – кротонового, малонового и уксусного альдегидов, акролеина, β-карбоксилактолеина, малоновой и муравьиной кислот. Дальнейшие взаимодействия этих веществ между собой и с другими компонентами рецептуры могут привести к изменению цвета – появлению желтого или коричневого оттенка. Повышенная температура, УФ-излучение, присутствие некоторых ингредиентов в составе (например, аминокислот) ускоряют этот процесс. Но неприятность состоит не только в изменении цвета продукта, но и в том, что при этом уменьшается количество консерванта, поэтому сорбиновую кислоту и ее соли необходимо защищать от окисления добавлением антиоксидантов, а упаковку такой косметики лучше выбирать с учетом минимизации доступа кислорода и влияния ультрафиолета.

Поскольку органические кислоты и их соли часто используются в пищевой промышленности, поэтому традиционно считаются безопасными, тем более что применение их насчитывает уже не один десяток лет. Но, к сожалению, у некоторых людей эта группа консервантов может вызывать кожные реакции. Например, сорбиновая кислота, особенно в несмываемой косметике, способна стать причиной таких явлений, как покраснение кожи, отек, крапивница. По этой причине сорбиновая кислота и сорбат калия не совсем идеальны для использования в кремах: продолжительный контакт с кожей повышает риски для тех, кто чувствителен к этим консервантам. Бензойная кислота и ее соли более мягки, но и они вызывают аллергические реакции, преимущественно неиммунологическую контактную крапивницу.


Зачем комбинировать


Долгое время считалось, что идеальный консервант должен быть эффективен против всех групп микроорганизмов, причем в низкой концентрации, он должен хорошо растворяться в воде, работать в широком диапазоне рН, не иметь цвета и запаха, быть безопасным для окружающей среды и человека, официально разрешенным для использования в косметике, стабильным, совместимым с другими компонентами рецептуры и недорогим. Впоследствии к этому набору свойств добавились еще два аспекта: идеальный консервант – это консервант, который не тестировался на животных и не встречает возражений со стороны общественности. Как ни жаль, но подобный ингредиент (или комбинация ингредиентов) до сих пор не обнаружен, и едва ли такое случится в обозримом будущем. Welcometotherealworld (с).

Так что же, получается, как в известном анекдоте – "Мы можем обслужить Вас: 1. Быстро. 2. Качественно. 3. Недорого. Выбирайте любые два пункта"?

Но на самом деле все не так и плохо. Конечно, в подавляющем большинстве случаев ни один консервант сам по себе не может обеспечить полный спектр защиты от микроорганизмов в течение срока годности косметики при условии соблюдения ограничений по концентрации и рН. По этой причине в составе косметических средств обычно используют комбинации консервантов. Это позволяет использовать сильные стороны каждого компонента и, с одной стороны, надежно защитить и продукцию, и покупателя от микроорганизмов, а с другой стороны – снизить вероятность возникновения кожных реакций. Гидроксиметилглицинат натрия часто используется в комбинации с парабенами, а бензиловый спирт или феноксиэтанол дополняют спектр активности органических кислот и парабенов. Однако не все комбинации консервантов обеспечивают синергетическую или хотя бы аддитивную активность. Например, был обнаружен антагонизм между сорбиновой кислотой и парабенами, а также между хлоридом бензалкония и хлоркрезолом.

Для комбинаций консервантов действуют те же правила ограничения максимально допустимых концентраций, что и для отдельных компонентов, причем верхний допустимый предел устанавливается по тому консерванту, для которого это требование самое жесткое. Но смеси консервантов очень редко используются "на верхнем пределе", именно благодаря эффекту синергизма.


Как снизить дозировку консервантов


Первый и очень важный фактор – регулярная проверка микробной чистоты сырья и материалов, используемых в производстве, соблюдение требований к помещениям и оборудованию, тщательное соблюдение производственной гигиены и микробиологический контроль продукции. К сожалению, этот комплекс мер не дает стопроцентной гарантии, хотя и существенно снижает риски. Производство в стерильных условиях, разумеется, позволило бы их свести практически к нулю, но это в большинстве случаев экономически нецелесообразно и на практике едва ли осуществимо: ведь в этом случае понадобилось бы стерильное сырье, стерильная упаковка для разовых доз, специальное оборудование производства и т.п.

Коль скоро речь зашла об упаковке, следует подчеркнуть, что это тоже довольно важный фактор – в первую очередь в плане предотвращения загрязнения косметики в ходе ее использования. Привычные и многими любимые широкогорлые банки в этом отношении – наиболее рискованный вариант (при прочих равных условиях). Меньше риска в случае использования туб и дозаторов, в особенности работающих без доступа воздуха к продукту (airlesspumps).

Некоторые ингредиенты, которые сами не способны выступить в качестве полноценных консервантов, в сочетании с традиционными консервантами позволяют существенно снизить дозировку последних, причем без потери эффективности. Таким действием обладают комплексообразователи (DisodiumEDTA, TetrasodiumGlutamateDiacetate), ряд гликолей (PentyleneGlycol, CaprylylGlycol). Способность гликолей и глицерина усиливать действие консервантов основано на снижении количества несвязанной воды в рецептуре: вода становится менее доступной для микроорганизмов, и это ингибирует их рост. Кроме того, эти ингредиенты увеличивают биодоступность консерванта в водной фазе, то есть, там, где он наиболее эффективен. Увеличивают антимикробную активность консервантов некоторые эфирные масла и компоненты отдушек, катионные ПАВ, соли.

Этилгексилглицерин (INCI: Ethylhexylglycerin), сам не будучи консервантом, широко используется сейчас в комбинации с традиционными консервантами – феноксиэтанолом или бензиловым спиртом, усиливая их действие и расширяя спектр активности, в результате чего такие системы становятся надежной защитой против всех групп микроорганизмов [7]. Кроме того, этот ингредиент обеспечивает приятные ощущения на коже и вносит вклад в увлажнение. Его способность усиливать действие консервантов объясняется снижением поверхностного натяжения на клеточной стенке микроорганизмов, что ослабляет ее и позволяет консерванту действовать сильнее и быстрее.

Усиливать действие консервантов способны и другие компоненты, о которых речь пойдет ниже.


Альтернативы традиционным консервантам


К сожалению, профиль безопасности многих из этих ингредиентов изучен еще недостаточно. Например, история использования парабенов насчитывает более 80 лет, однако сейчас ничего нельзя сказать о том, к каким последствиям может привести столь же длительное применение альтернативных консервантов. Ни один из них пока еще не был изучен в плане безопасности настолько детально, как традиционные консерванты, поэтому заявлять, что они безопаснее всех ныне используемых консервантов, как минимум, слишком смело. Активность таких консервантов также может быть недостаточной, и это уже приводило к отзывам такой продукции с рынка, отчасти и в результате недостаточного опыта работы с ними. Так, в 2013 г. известным американским производителем натуральной косметики – компанией Badger – были отозваны с рынка несколько партий детских солнцезащитных эмульсий в связи с микробным заражением, которое могло иметь серьезные негативные последствия для здоровья. В этих средствах использовался натуральный консервант на основе ферментированной редьки – Leuconostoc/Radish Root Ferment Filtrate. Вскоре эти средства были сняты с производства, а взамен сейчас предлагаются безводные солнцезащитные кремы, намного менее проблемные в этом плане – просто по своей природе. Получается, что натуральность консервантов – отнюдь не синоним безопасности, и даже известные производители не застрахованы от неприятностей. И этот случай, к сожалению, не единственный. А то, что выбор доступных разработчику консервантов сужается, лишь усугубляет ситуацию.

До сих пор не существует альтернативных консервантов, которые обеспечивали бы такой же широкий спектр защиты при невысокой дозировке, как традиционные консерванты, и в таких же разнообразных условиях (водные системы, эмульсии, широкий диапазон рН и т.д.) и разнообразии прочих ингредиентов рецептуры.

И, как это ни грустно, альтернативные консерванты существенно повышают стоимость продукции. В то время как традиционные консерванты достаточно дешевы (не в последнюю очередь в силу того, что способы их получения давно известны, хорошо отлажены, недороги и не защищены патентами, и предложений на рынке достаточно много), альтернативные консерванты дороже их в разы. Речь идет, разумеется, о цене за килограмм, что в сочетании с обычно высокой дозировкой альтернативных консервантов делает их вклад в общую стоимость рецептуры еще более высоким. Дело в том, что многие из альтернативных консенвантов эксклюзивны – их предлагает, как правило, один производитель, он же и обладатель патентов на эти компоненты; производство тоже часто обходится дорого. Объем микробиологических тестов с этими ингредиентами также больше, чем для обычных консервантов – опять же, в силу недостаточного опыта, и это тоже означает рост затрат. В результате они чаще применяются в комбинации с традиционными, чем сами по себе.


Косметика без консервантов


Предположим, что вы решили отказаться от использования консервантов в производстве крема и установили для него некий небольшой срок годности с условием хранения в холодильнике – скажем, месяц, рассчитывая, что уж за такой короткий срок с ним вряд ли что-то произойдет. Однако покупатель будет не просто хранить крем в холодильнике, он будет им пользоваться. Уже через неделю в креме, внешне совершенно благополучном, количество микроорганизмов будет превышать допустимые пределы, хотя ни вид, ни консистенция, ни запах еще не изменятся. А ведь рост микроорганизмов происходит в геометрической прогрессии…

Но как увязать этот факт с современными рыночными реалиями – а именно, с активным продвижением косметики "без консервантов", усиленно набирающим популярность?

На самом деле противоречия нет. Концепция косметики без консервантов может быть реализована на практике двумя способами.

В первом случае такая косметика действительно не содержит веществ, предназначенных для сдерживания роста микроорганизмов (то есть таких, которые соответствуют определению термина "консервант"), просто потому, что она в силу своей природы не подвержена микробному заражению. Это могут быть, например, безводные средства на основе масел и восков. Однако такие составы все же могут быть поражены микробами, если находятся в контакте с водой или во влажной среде (например, масляный скраб для тела, который набирают из банки мокрыми руками); кроме того, для них не исключается и поверхностное заражение. Именно поэтому в губные помады и тому подобные продукты все же добавляют небольшие количества консервантов, чтобы предотвратить подобные неприятности. Не нуждаются в консервантах парфюмерия, лаки для ногтей, жидкости для снятия лака, аэрозольные антиперспиранты, компоненты окислительных красок для волос (красящие составы и окислители), соли для ванн, средства для депиляции и химической завивки и т.п. продукция, в которой микроорганизмы выжить не способны в силу экстремальных значений рН, крайне малой активности воды, высокого содержания органических растворителей либо наличия ингредиентов, вызывающих гибель микроорганизмов (например, пероксиды). Вся остальная косметика, увы, нуждается в защите от заражения тем или иным способом. И тут часто на помощь приходит второй способ, чисто формальный, но, тем не менее, абсолютно законный. Вспомним нюанс, упомянутый в начале статьи: дело в том, что официально, с точки зрения закона, консервантом является только то вещество, которое входит в перечень консервантов, регулируемых косметическим законодательством. Любой другой компонент, какой бы ни была его антимикробная активность, консервантом не считается, и его можно использовать и как консервант – но лишь при условии, что он обладает еще каким-то полезным для кожи, а не только консервирующим действием. Это позволяет совершенно законно заявлять, что средство не содержит консервантов, но активная защита от микроорганизмов в рецептуру все же введена: это может быть, например, комбинация сорбитанкаприлата и п-анисовой кислоты либо сочетание этилгексилглицерина и 1,2-пентиленгликоля.

Некоторые сырьевые компании предлагают в качестве альтернативы традиционным консервантам ингредиенты, которые по INCI называются Parfum – отдушка. Но спектр их активности недостаточно широк, концентрации выше, чем у традиционных консервантов, а запах довольно специфический и нравится не всем, так что едва ли они станут очень популярны [8].

Интересно, что этиловый спирт, высокое содержание которого в рецептуре (20-25%) обеспечивает хорошую антимикробную защиту, в официальный список консервантов не входит. Это формально дает возможность использовать для спиртосодержащей косметики заявление "без консервантов" – разумеется, при условии, что спирта в ней достаточно. Этиловый спирт часто применяется с такой целью в натуральной косметике. Однако у него есть и ряд недостатков: помимо того, что высокие концентрации спирта могут вызывать раздражение кожи и ослаблять ее барьерную функцию, этанол, эффективный в отношении вегетативных форм бактерий, практически неактивен против спор, что создает потенциальный риск.

С той же целью могут использоваться и сравнительно новые и непривычные пока альтернативные консерванты ферментной природы. Например, компания Lonza предлагает консервант Biovert, представляющий собой систему из двух ферментов (глюкозоксидазы и лактопероксидазы) и субстрата (глюкозы). В результате соединения ферментов и субстрата индуцируется каскад реакций: глюкозоксидаза в присутствии глюкозы и кислорода генерирует пероксид водорода, который далее используется лактопероксидазой для каталитического окисления иодид- и тиоцианат-анионов с образованием гипоиодитов и гипотиоцианатов, обладающих антимикробной активностью. В результате микробные клетки быстро погибают. Такая система имитирует естественные биологические процессы, и в смысле "зелености" и "натуральности" вполне безупречна, но довольно чувствительна к повышению температуры: если при 25 °С она может обеспечить сохранность эмульсии в течение двух лет, то при повышении температуры до 35 °С этот срок сокращается до шести месяцев, а рост температуры еще на два градуса уменьшает срок хранения эмульсии до 3 месяцев. И, к сожалению, эффективность подобных консервантов вариабельна в разных рецептурах, и вполне может оказаться недостаточной, как это произошло с детской косметикой Badger.

Эфирные масла действительно обладают антимикробной активностью, однако их дозировка в рецептуре должна быть очень высокой, чтобы их можно было использовать для защиты – настолько высокой, что на первый план выходит аллергическое и раздражающее действие таких составов. Тем не менее, добавление эфирных масел, пусть и не обеспечивает микробной чистоты продукта при производстве и в ходе хранения, но повышает сопротивляемость микробному заражению при использовании, как было продемонстрировано на примере масла чайного дерева, и это полезное качество можно и нужно использовать на практике. К сожалению, эффективность эфирных масел против широкого спектра микроорганизмов, достаточная для надежной защиты косметики от заражения, достигается только при использовании их в комбинации с традиционными консервантами. Правда, такой подход позволяет снизить концентрацию и консервантов, и эфирных масел, так что смысл в нем определенно есть. Так или иначе, но использование эфирных масел в качестве усилителей действия консервантов в любом случае заслуживает внимания и изучения, однако полностью и повсеместно заменить консерванты они не способны.

Известны растительные экстракты, обладающие антимикробной активностью. Среди них – экстракты жимолости, магнолии, маклейи, бузины, тополя. К сожалению, исследований по эффективности растительных экстрактов именно как консервантов пока немного, и этот вопрос нуждается в более тщательном изучении. К тому же некоторые растительные экстракты, заявленные в качестве консервантов, при работе с ними вызывают ряд вопросов. В качестве примера можно привести комбинацию экстрактов жимолости – разработку сингапурской компании. Сам по себе этот консервант может оказаться неэффективен в отношении некоторых микроорганизмов и требует использования усилителей – п-анисовой кислоты, левулиновой кислоты, глицерилкаприлата или этилового спирта. К тому же ингредиент обладает очень сильным аммиачным запахом и при внесении в рецептуру существенно сдвигает рН в щелочную область. Производитель же предпочитает не объяснять ни причины запаха, ни высокий рН, указывая в декларации по INCIдля этого ингредиента только воду и экстракты: LoniceraCaprifoliumExtract, LoniceraJaponicaExtract, Aqua. Но вдумчивого разработчика это не может не заставить задуматься… Особенно учитывая то, что еще один натуральный экстракт, широко известный любителям домашнего кремоварения и поклонникам натуральной косметики – экстракт семян грейпфрута – часто обязан своей эффективностью вовсе не натуральному составу. Есть многочисленные доказательства того, что коммерчески доступный экстракт семян грейпфрута, который тестировался в исследованиях на антимикробную активность, содержал примеси антимикробных веществ, которые и обеспечивали его эффективность. Среди примесей чаще всего обнаруживались четвертичные аммонийные соединения – BenzethoniumChloride и BenzalkoniumChloride, часто используемые в качестве дезинфектантов, причем идентификация этих веществ не вызывала сомнений. В некоторых образцах экстракта семян грейпфрута было обнаружено до 22% таких примесей, и они никак не могли попасть в состав экстракта из исходного сырья, как и не могли образоваться в нем в результате естественных процессов. Образцы же экстракта грейпфрута, приготовленные в лабораторных условиях и не содержащие примесей, сколь-либо существенной антимикробной активности почему-то не демонстрировали. В свете подобных открытий магический ореол натуральности несколько тускнеет… И невольно задаешься вопросом: а нет ли подобных примесей и где-то еще? Впрочем, эта тема еще ожидает своего исследователя.

Безусловно, полностью отрицать антимикробную активность растительных экстрактов нельзя. Но проявляется она при использовании экстракта в достаточно высокой концентрации (намного выше, чем у традиционных консервантов), и не только каждая рецептура с таким экстрактом должна тщательно проверяться на устойчивость к заражению, но и каждая партия экстракта – на антимикробную эффективность, чтобы при необходимости можно было повысить количество экстракта и снова провести тесты. Все это существенно увеличивает себестоимость продукции. Оптимальная же защита все-таки достигается при совместном использовании с традиционными консервантами.

И еще один интересный факт. В 2011 г Министерство охраны окружающей среды Дании опубликовало данные исследования косметики, которая продается в этой стране под слоганом "без консервантов". Всего было рассмотрено 89 средств. В 12 из них были обнаружены консерванты, входящие в список разрешенных в косметике, то есть, заявление было сделано необоснованно. Все исследованные средства содержали также вещества, обладающие антимикробной активностью. Было идентифицировано около 60 таких ингредиентов, причем некоторые из них использовались в довольно высокой концентрации, вызывающей риск сенсибилизации. Согласно заключению, имеющиеся данные не позволяют сделать вывод о том, что такая косметика менее аллергенна по сравнению с той, в которой содержатся консерванты.


Безопасность прежде всего


К сожалению, мало кто из потребителей придерживается мнения, что консерванты в косметике не представляют опасности, если используются в рекомендуемых концентрациях; большинство считает, что консерванты вредны – все и всегда. Но, каким бы ни было информационное давление, косметика прежде всего должна быть безопасной. Если консервант обеспечивает эффективную защиту от заражения, разрешен, и его концентрация в продукте не превышает допустимой, он вполне законно считается безопасным – до тех пор, пока не доказано обратное [9]. Вероятно, это одна из причин того, что даже производители косметики высокого ценового сегмента предпочитают вкладывать деньги в поиск новых активных ингредиентов и исследование эффективности, а не в альтернативные консерванты, используя давно проверенные временем и надежные системы, коль скоро они разрешены законом. Безусловно, прессинг общественного мнения существует и для этих марок, но его влияние менее заметно. Косметика аптечного сегмента, в силу своей специфики, также весьма традиционна в выборе консервантов: медицина вообще не спешит пользоваться новинками до того, как они будут досконально и всесторонне проверены. Примерно такая же ситуация и в профессиональной косметике: здесь ставка делается на целевое назначение и эффективность, при условии, разумеется, что продукт адекватно защищен, и в нем использованы правильно подобранные и разрешенные консерванты, и этот сегмент менее подвержен давлению рыночной моды. Наконец, в силу недостаточной пока изученности альтернативных консервантов и их высокой цены, малый (а то и средний) бизнес чаще всего не может себе позволить высокие расходы на масштабные исследования микробиологических характеристик продукта на стадии разработки и производства и закупку дорогостоящего сырья, единственный функционал которого – это антимикробная защита. Ведь хорошо выглядеть в глазах покупателей можно, используя те из разрешенных консервантов, которых его (пока?) еще не научили бояться и отрицать, хотя таких становится все меньше. Поэтому альтернативные консерванты как единственный инструмент антимикробной защиты пока остаются скорее имиджевыми компонентами, чем широко используемым инструментом защиты косметики от микробного заражения. Их используют, как правило, нишевые марки, позиционирующие себя определенным образом: в основном это косметика с заявкой на натуральность [10] и/или рекламируемая как косметика "без консервантов". Остальные если и применяют альтернативные консерванты, то чаще в комбинации с проверенными временем традиционными.

Примерно так все выглядит сейчас. Но перемены происходят постоянно, в том числе и в такой узкой области, как консерванты и косметика. В этом нет ничего плохого, главное – помнить: безопасность – прежде всего, и нельзя разменивать ее на лозунги, какими бы большими деньгами они ни пахли.

Елена Красней, главный технолог СОАО "Парфюмерно-косметическая фабрика "Модум - наша косметика""
Источник: www.modum.by
http://www.ruhim.ru/article.htm


[1] Очень важно понимать разницу между опасностью и риском. Опасность – это неотъемлемое свойство вещества, тогда как риск – это вероятностьтого, что при нормальном использовании эта опасность никак повлияет на потребителя. Основа безопасности консервантов – это ограничения, которые призваны снижать риск настолько, что вероятность опасного развития событий становится очень низкой (не будем забывать, что нулевой вероятности не существует). К сожалению, эту концепцию бывает сложно донести до покупателя: людям, не связанным с токсикологией, намного легче воспринять сведения об экстремальных случаях, пусть даже они и не имеют отношения к косметике.
[2] Законодательно закреплено в апреле 2014 г.
[3] Законодательно закреплено в сентябре 2014 г.
[4] Предпочтение отдается метил- и этилпарабенам как наиболее безопасным.
[5] Напомним, что нулевой риск – величина практически недостижимая, так что минимизация рисков – вполне разумный и приемлемый способ обезопасить покупателя
[6] На самом деле бензойную кислоту можно получать и из натурального сырья, но ее цена более чем на порядок выше, чем цена синтетической бензойной кислоты, поэтому для широкого применения в промышленности предпочитают все же синтетическую. К тому же натуральное сырье с высоким содержанием бензойной кислоты – достаточно ценный продукт для других отраслей, и перерабатывать его на консервант невыгодно.
[7] Сами по себе феноксиэтанол и бензиловый спирт малоэффективны против грибков.
[8] Аналогичная попытка уже предпринималась около 10 лет назад, когда одной из сырьевых компаний были предложены консерванты, одновременно играющие роль отдушек. К сожалению, запах этих консервантов оставлял желать лучшего, а замаскировать его при помощи отдушки не удавалось, так что проект не имел большого коммерческого успеха.
[9] Такое периодически происходит: например, рост частоты использования консервантов вполне может привести к учащению случаев аллергических реакций, как это произошло с тиазолинонами, а ранее – с метилдибромглутаронитрилом. Накопление данных по токсикологии консервантов – непрекращающийся процесс, и все аспекты их безопасности – объект пристального внимания экспертов.
[10] Разумеется, это правило не абсолютно: многие сертифицированные натуральные и органические бренды довольствуются традиционными консервантами на основе органических кислот и бензилового спирта, разрешенными всеми экостандартами, без ущерба своей репутации.

Литература

1. ‘Paraben free’ claims unfair, unscientific and now passé?/ D. Godfrey // Personal Care Magazine 2015, (9), 15
2. 1,2-Alkanediols for Cosmetic Preservation/ R. Pillai et al. // Cosmetics & Toiletries 2008, 123 (10), 53-64.
3. A Review of Reported Recalls Involving Microbiological Control 2004-2011 with Emphasis on FDA Considerations of “Objectionable Organisms”/ S. Sutton, L. Jimenez // American Pharmaceutical Review, 15 (1), 42-57
4. A review of the endocrine activity of parabens and implications for potential risks to human health/ R Golden et al. // Critical Reviews in Toxicology 2005, 35 (5), 435-458
5. Adverse effects by artificial grapefruit seed extract products in patients on warfarin therapy/ H. Brandin et al. // European Journal of Clinical Pharmacology 2007, 63 (6), 565-570
6. Advice on formaldehyde and glycol ethers/ V. Cogliano et al. // Lancet Oncology 2004, 5 (9), 528
7. Allergie aux conservateurs/ J. Meynadier et al. // Annales de dermatologie et de venereology 1982, 109 (12), 1017-1023
8. Alternative broad spectrum blend with natural element/ J. Teague, G. Gutkowski // Personal Care Magazine 2014, (9), 50-51
9. Antibacterial action of 2-bromo-2-nitropropane-1,3-diol (bronopol)/ J. Shepherd et al. // Antimicrobial Agents and Chemotherapy 1988, 32 (11), 1693-1698
10. Antibacterial and Anti-inflammatory Effects of a Magnolia Extract/ Jongsung Lee // Cosmetics & Toiletries 2009, 124 (1), 53-60
11. Antimicrobial activity of lavender, tea tree and lemon oils in cosmetic preservative systems/ A. Kunicka-Styczyńska et al. // Journal of Applied Microbiology 2009, 107 (6), 1903–1911
12. Antimicrobial efficiency boost via chelating agents/ W. Siegert // Personal Care Magazine 2014, (4), 87-90
13. Antimicrobial stabilization of cosmetic products/ K. Stoffels // Personal Care Magazine 2012, (11), 95-98
14. Application of essential oils as natural cosmetic preservatives/ M. Dreger, K. Wielgus // Herba Polonica 2013, 59 (4), 142-156
15. Aspects of the antimicrobial efficacy of grapefruit seed extract and its relation to preservative substances contained/ T. von Woedtke et al. // Pharmazie 1999, 54 (6), 452-456
16. Assessing the Safety of Parabens: Percutaneous Penetration and Risk Analysis/ E. Jungman // Cosmetics & Toiletries 2011, 126 (7), 816-822
17. Assessment of preservation challenges and solutions/ J. Hermitage // Personal Care Magazine 2015, (4), 73-75
18. Benzoic Acid/Sodium Benzoate/ M. Fevola // Cosmetics & Toiletries 2011, 126 (11), 776-779
19. Bio-based propanediol boosts preservative efficacy/ R. Miller, R. Durham // Personal Care Magazine 2012, (4), 85-88
20. Biovert™ Enzyme & Substrate– 12/14. Technical bulletin, Lonza
21. Boosting the Antimicrobial Efficiency of Multifunctional Additives by Chelating Agents/ W. Siegert // SOFW-Journal 2014, 140 (1/2), 2-6
22. Bridging the gap between tradition and sustainability/ L. Sedlewicz et al // Personal Care Magazine 2014, (9), 45-48
23. Caprylyl Glycol/Phenethyl Alcohol Blend for Alternative Preservation of Cosmetics/ P. Ziosi et al. // Cosmetics & Toiletries 2013, 128 (8), 538-549
24. Challenging Times for Preservation/ D. Whitby, R. Nuñez // SOFW-Journal 2011, 137 (8), 36-38
25. Characteristics of patch test reactions to common preservatives incorporated in petrolatum and water, respectively/ J. Brasch et al. // Contact Dermatitis 2011, 64 (1), 43-8
26. Comment on the publication by Darbre et al.(2004) / R. Golden, J. Gandy // Journal of Applied Toxicology 2004, 24 (4), 297-299; author reply 299-301; discussion 307-10.
27. Comparison of objective and sensory skin irritations of several cosmetic preservatives/ E. Lee et al. // Contact Dermatitis 2007, 56, 131-136
28. Concentrations of parabens in human breast tumours/ P. Darbre et al. // Journal of Applied Toxicology 2004, 24, 5-13
29. Contact allergy to preservatives. Analysis of IVDK data 1996-2009/ A. Schnuch et al. // British Journal of Dermatology 2011, 164 (6), 1316-1325
30. Contact hypersensitivity to selected excipients of dermatological topical preparations and cosmetics in patients with chronic eczema// E. Dastychová et al. // Acta Dermatovenerologica Alpina, Pannonica et Adriatica 2008, 17 (2), 61-68
31. Contact sensitivity to preservatives in Singapore: frequency of sensitization to 11 common preservatives 2006-2011/ S. Cheng et al. // Dermatitis 2014, 25 (2), 77-82
32. Contamination versus preservation of cosmetics: a review on legislation, usage, infections, and contact allergy/ M. Lundov et al. // Contact Dermatitis 2009, 60, 70-78
33. Cosmetics formulation impact on challenge test/ S. De Vaugelade et al. // Personal Care Magazine 2015, (4), 77-79
34. Cutaneous delayed-type hypersensitivity in patients with atopic dermatitis: reactivity to topical preservatives/ C. Shaughnessy et al. // Journal of the American Academy of Dermatology 2014, 70 (1), 102-107
35. Danish Ministry of Environment. Survey and health assessment of cosmetic products marketed as “non-preserved”/ P. Poulsen, M. Strandesen // Survey of Chemical Substances in Consumer Products 2011, no. 111
36. Degradation of Preservatives in Cosmetic Products / M. Matczuk et al. // SOFW-Journal 2011, 137 (11), 2-10
37. Development and validation of an HPLC/UV/MS method for simultaneous determination of 18 preservatives in grapefruit seed extract/ M. Ganzera et al. // Journal of Agricultural and Food Chemistry 2006, 54 (11), 3768-3772
38. Effect of tea tree (Melaleuca alternifolia) oil as a natural antimicrobial agent in lipophilic formulations/ E. Mantil et al. // Canadian Journal of Microbiology, 2015, 61(1), 82-88
39. Endocrine disruptors: Are parabens, phthalates and other chemicals safe in cosmetics?/ G. Nohynek // COSSMA 2013, (5), 12-15
40. Estrogenic activity of herbs commonly used as remedies for menopausal symptoms/ P. Amato et al. // Menopause 2002, 9 (2), 145-150
41. EU Update: Preserving with Methylisothiazolinone/ C. Flower, E. Meredith // Cosmetics & Toiletries 2014, 129 (2), 24-25
42. Evidence for chemical and cellular reactivities of the formaldehyde releaser bronopol, independent of formaldehyde release/ M. Kireche et al. // Chemical Research in Toxicology 2011, 24 (12), 2115-2128
43. Formaldehyde-releasers in cosmetics: relationship to formaldehyde contact allergy/ A. De Groot et al. // Contact Dermatitis 2010, 62, 2–17
44. Formaldehyde-releasers in cosmetics: relationship to formaldehyde contact allergy. Part 2. Patch test relationship to formaldehyde contact allergy, experimental provocation tests, amount of formaldehyde released, and assessment of risk to consumers allergic to formaldehyde/ A. de Groot et al. // Contact Dermatitis 2010, 62 (1), 18-31
45. Free Formaldehyde Preservative Stability in Personal Care / M. Tallon et al. // Cosmetics & Toiletries, Sep 8, 2015. http://www.cosmeticsandtoiletries.com/testing/toxicityanalysis/Free-Formaldehyde-Preservative-Stabil...
46. Grapefruit Seed Extract/ Todd Caldecott // Medical Herbalism 2005, 14(3), 1-2.
47. How to Boost Efficiently Your Preservative System?/ O. Fuentes et al. // SÖFW-Journal 2007, 133 (12), 38-47
48. Hypersensitivity to preservatives/ D. Sasseville // Dermatology and Therapy 2004, 17, 251-263
49. Identification of benzalkonium chloride in commercial grapefruit seed extracts/ G. Takeoka et al. // Journal of Agricultural and Food Chemistry 2005, 53 (19), 7630–7636
50. Identification of benzethonium chloride in commercial grapefruit seed extracts/ G. Takeoka et al. // Journal of Agricultural and Food Chemistry 2001, 49 (7), 3316-3320
51. Importance of Preservatives/ M. Singh / Happi 2014, (2), 50
52. Innovative Preservative Solutions/ Dr. Matthias Kunze, LANXESS Distribution GmbH. In-Cosmetics, Barcelona, 16 April 2015
53. Lavender, tea tree and lemon oils as antimicrobials in washing liquids and soft body balms/ A. Kunicka-Styczyńska et al. // International Journal of Cosmetic Science, 2011, 33, 53-61
54. Methylisothiazolinone contact allergy – a growing epidemic/ M. Lundov et al. // Contact Dermatitis 2013, 69, 271–275
55. Methylisothiazolinone contact allergy: a review/ M. Lundov et al. // British Journal of Dermatology 2011, 165 (6), 1178–1182
56. Microbiological Risk Evaluation for Cosmetics – a Systematic Approach/ U. Eigener // SOFW-Journal 2013, 139 (9), 10-16
57. Microbiological study of cosmetic products during their use by consumers: health risk and efficacy of preservative systems/ R. Campana et al. // Letters in Applied Microbiology 2006, 43, 301-306
58. Modern and safe antimicrobial stabilization of cosmetic products/ K. Stoffels // H&PC Today 2012, (1), 18-21
59. Modern Preservation: Do we still need Parabens, Formaldehyde and MIT?/ F. Ibarra, J/ Janichen // H&PC Today 2013, 8(2), 24-28
60. Natural Alternatives for Cosmetic Preservation/ E. Schmitt, K. Norris // Happi 2015, (2), 62-66
61. New alternatives to cosmetics preservation/ S. Papageorgiou et al. // Journal of Cosmetic Science 2010, 61 (2), 107-23
62. Non-Destructive Method for Determining the Actual Concentration of Free Formaldehyde in Personal Care Formulations Containing Formaldehyde Donors/ M. Tallon et al. // SOFW-Journal 2009, 135 (5), 22-32
63. Optimizing Formula Preservation/ E. Abrutyn // Cosmetics & Toiletries 2010, 125 (3), 22-28
64. Parabens enable suspension growth of MDF-10A immortalized, non-transformed human breast epithelial cells/ S. Khanna, P. Darbre //Journal of Applied Toxicology 2013, 33 (5), 378-382
65. Parabens: Myth and Reality/ Dene Godfrey // Cosmetics & Toiletries 2010, 125 (3), 80-83
66. Phenoxyethanol as a Safe and Important Preservative in Personal Care/ J. Krowka et al. // Cosmetics & Toiletries 2014, 129 (5), 24-27
67. Preservation Society/ T. Branna // Happi 2014, (5), 86-91
68. Preservative Boosters: Up Against the Wall / B. Brewster // Cosmetics & Toiletries 2007, 122 (3), 26-34
69. Preservative Efficacy Testing / V. Ananth et al. // Happi 2015 (4), 74-78
70. Preservative systems containing essential oils in cosmetic products/ M. Maccioni et al. // International Journal of Cosmetic Science 2002, 24, 53-59
71. Preserving Preservatives/ C. Flower // Cosmetics & Toiletries 2015, 130 (2), 18-20
72. Raising preservative efficacy via glycol replacement/ R. Miller, R. Durham // Personal Care Magazine 2012, (9), 45-48
73. Reactions of non-immunologic contact urticaria on scalp, face, and back / H. Zhai et al. // Skin Research and Technology 2012, 18 (4), 436-441
74. SCCP/0874/05. Extended Opinion on Parabens, underarm cosmetics and breast cancer. Adopted by written procedure on 28 January 2005
75. SCCP/0891/05. Opinion on Benzoic Acid and Sodium Benzoate. Adopted 21 June 2005
76. SCCS/1238/09. Opinion on the mixture of 5-chloro-2-methylisothiazolin-3(2H)-one and 2-methylisothiazolin-3(2H)-one. COLIPA n° P56. Adopted 8 December 2009
77. SCCS/1344/10. Opinion on Quaternium-15 (cis-isomer). COLIPA n° P63. Adopted 13-14 December 2011
78. SCCS/1348/10. Opinion on Parabens. COLIPA n° P82. Adopted 14 December 2010. Revision 22 March 2011
79. SCCS/1415/11. Opinion on Ethyl lauroyl arginate HCl. COLIPA n° P95. ADDENDUM to the SCCP Opinion on Ethyl lauroyl arginate HCl (SCCP/1106/07, 15 April 2008). Adopted 21 June 2011. Revision of 14 December 2011
80. SCCS/1446/11. Clarification on Opinion SCCS/1348/10 in the light of the Danish clause of safeguard banning the use of parabens in cosmetic products intended for children under three years of age. Adopted 10 October 2011
81. SCCS/1458/11. Opinion on Nitrosamines and Secondary Amines in Cosmetic Products. Adopted 27 March 2012
82. SCCS/1514/13. Opinion on Parabens. Updated request for a scientific opinion on propyl- and butylparaben. COLIPA n° P82. Adopted 3 May 2013
83. SCCS/1521/13. Opinion on methylisothiazolinone (P94). Submission II (Sensitisation only). Adopted 12 December 2013. Revision of 27 March 2014
84. SCCS/1548/15. Opinion on cetylpyridinium chloride - Submission II. COLIPA n° P97. Adopted 25 March 2015
85. SCCS/1557/15. Opinion on Methylisothiazolinone (MI) (P94). Submission III (Sensitisation only). Adopted at 10th plenary meeting on 25 June 2015
86. Self-preserving cosmetics/ A. Varvaresou et al. // International Journal of Cosmetic Science, 2009, 31, 163-175
87. Simultaneous identification and quantification by liquid chromatography of benzethonium chloride, methyl paraben and triclosan in commercial products labeled as grapefruit seed extract/ B. Avula et al. // Pharmazie 2007, 62 (8), 593–596
88. Sodium benzoate-induced pruritus/ R. Asero // Allergy 2006, 61 (10), 1240-1241
89. Sodium hydroxymethylglycinate/ K. Russell, S. Jacob // Dermatitis 2010, 21 (2), 109-110
90. Some alkyl hydroxyl benzoate preservatives (parabens) are estrogenic/ E. Routledge et al. // Toxicology and Applied Pharmacology 1998, 153 (1), 12-19
91. Sorbic Acid/Potassium Sorbate/ M. Fevola // Cosmetics & Toiletries 2012, 127 (11), 756-762
92. Sorbitan Caprylate – A New Preservative for Formulations/ F. Pilz // SOFW-Journal 2012, 138 (8), 32-36
93. Steinberg D. Preservatives for Cosmetics. – Allured Publishing Corp., 2006
94. Systematic Investigations in the Antimicrobial Efficacy of Glycerine Esters with Fatty Acids of Different Chain Length/ M. Kaß et al. // SOFW-Journal 2013, 139(12), 56-61
95. The botanical preservative Plantservative. Campo Research Pte Ltd., version 3.6, March 2012
96. The formulator’s guide to safe cosmetic preservation/ A. Thiemann, J. Jänichen // Personal Care Magazine 2014, (9), 36-40
97. The health controversies of parabens/ M. Kirchhof, G. de Gannes // Skin Therapy Letters 2013, 18 (2), 5-7
98. The impact of the various chemical and physical factors on the degradation rate of bronopol/ M. Matczuk et al. // International Journal of Cosmetic Science 2012, 34 (5), 451-457
99. The Importance of Formaldehyde-donor Preservatives in Personal Care Products/ J. Krowka // Cosmetics & Toiletries 2013, 128 (7), 474-478
100. The Release of Formaldehyde upon Decomposition of 2-Bromo-2-nitropropan-1, 3-diol (Bronopol)/ Keiji Kajimura et al. // Journal of Health Science 2008, 54 (4), 488-492
101. Understanding the need for preservation in personal care/ L. Szymczak-Frye // Personal Care Magazine 2013, (11), 51-54
102. Validation of a quantitative NMR method for suspected counterfeit products exemplified on determination of benzethonium chloride in grapefruit seed extracts/ S. Bekiroglu et al. // Journal of Pharmaceutical and Biomedical Analysis 2008, 47 (4–5), 958–961

 

11.04.2019

Возврат к списку

Полезная информация

  • Как получить скидку 30%?

    При сумме заказа свыше 15.000 рублей, вы получите скидку 30% на косметику. Скидку сделает менеджер при приеме заказа. (наличие или отсутствие дисконтной карты на эту скидку не влияют, 30% - максимально возможная скидка на косметику).

  • Дисконтная карта

    Дисконтная Карта интернет-магазина в ПОДАРОК - при заказе от 5000 руб. ЛЮБАЯ СЛЕДУЮЩАЯ ПОКУПКА УЖЕ СО СКИДКОЙ 10%.

  • Как купить

    Ваш первый заказ в интернет-магазине?
    Мы с радостью подскажем как сделать покупки в интернете простыми и удобными. Подробнее...


  • Доставка

    Доставим ваш заказ курьером по Москве и Почтой России в любой город РФ.
    Подробнее...

  • Вам подарок в день рождения

    В течение 5 дней ДО и ПОСЛЕ вашего Дня Рождения при заказе предоставляется дополнительная скидка 10%. (Учет скидки производит менеджер интернет - магазина, после общения по телефону или в онлайн - консультанте), скидка работает даже без дисконтной карты. Данные акции и условия скидок распространяются только на интернет-магазин.